###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8



- Покрышкин, в полк прибыли связистки. Очень прекрасные девчата. В Тузлах я тебя познакомлю с ними.


- Вы что все-таки, товарищ командир полка, собираетесь меня женить в такое горячее время?


- Можно и женить. Твоему ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 крутому нраву на пользу будет рядом нежность.


Садимся в Тузлах. Круг на посадку частью проходит над самым берегом. А за ним - ослепительное от солнечных бликов голубое море.


Поздним вечерком поехали купаться. Теплый ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 вечер, нежный шум волн, убегающая вдаль лунная дорожка как-то сходу сняли напряженность. На душе стало спокойнее. Такового состояния я не испытывал с самого начала войны. Смотря в эти минутки на тихое, нежное море ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, я вспомнил его другим: бурным и прохладным. 6 лет тому вспять, в ноябре, приехал в дом отдыха «Хоста». Мечтая с юношества стать летчиком, я повсевременно на физическом уровне закалял себя. Находясь ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 в «Хосте», раз в день плавал в прохладных волнах, а то выходил на лодке в штормовое море. В один прекрасный момент, возвратившись из заплыва, с трудом вынул лодку на сберегал. Внезапно увидел ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 стоящего рядом известного летчика Степана Супруна. Условились с ним вкупе выходить на лодке в море, даже в штормовую погоду. Так состоялось наше знакомство. На последующий денек, переборов прибрежные волны, мы ушли в ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 бушующее море. В доме отдыха забеспокоились. По берегу, вглядываясь в гребни волн, бегали начальник и его ассистенты. Этот заплыв чуть не завершился для меня исключением из отдыхающих. Только заступничество Степана выручило меня от наказания ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Я тогда произнес ему:


- Вот видите, к чему привело наше совместное плавание. Когда в шторм я плавал один, это никого не волновало. А с вами - другая реакция. Вы же известный летчик-испытатель ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, а я всего только технарь.


- Как техник? Я считал тебя летчиком. Ничего, Саша! Я верю в тебя. Ты будешь летать и летать отлично.


Кооперативный отдых сдружил нас. Степан обещал мне посодействовать стать ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 летчиком. Но я старался не попортить наши дружественные дела просьбами. Прошло время, и я сам стал истребителем.


На данный момент мне так хотелось повстречаться с ним, поделиться идеями о первых ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 деньках войны, высказать наболевшее, спросить совета. Ведь он был реальный мастер ведения воздушных боев. Еще в 30-х годах, при нападении Стране восходящего солнца на Китай, Супрун участвовал в воздушных схватках. На опытнейшем ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 двухпушечном истребителе сбил 6 японских бомбардировщиков. За эти подвиги ему было присвоено звание Героя Русского Союза. Мне было понятно, что Супрун и Стефановский сделали из летчиков-испытателей два полка и удачно ведут войну на Смоленском ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 направлении.


Мемуары оборвал мой ведомый Лукашевич. Он предложил ворачиваться на аэродром. Мысли переключились на боевую работу. В те деньки я был практически стопроцентно переключен на ведение разведки. Летать, как и до этого ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, приходилось в главном одиночно и только время от времени парой с Лукашевичем. Неизменные полеты на разведку мне, истребителю, были не всегда по нраву. Сердечко рвалось в бой. Но, понимая ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 значимость и ответственность разведки, в особенности в критериях быстрых маневренных действий наземных войск, старался привозить четкие данные. Знал, что ориентировочные сведения могли вызвать неверные решения командования, привести к неоправданной смерти боец и ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 офицеров.


Полеты на разведку сыграли и положительную роль в тактическом совершенствовании. При разведке приходилось встречаться с группами неприятельских истребителей, подвергаться массивному противодействию зенитного огня. Было надо в этих критериях добыть беспристрастно верные данные о ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 противнике, вовремя передать их.


Я научился в один момент выходить на цель, используя солнце, облачность, огромную скорость полета. Скрытно прорывался к разведываемому объекту, обычно, отлично прикрытому истребителями, имеющему сильную зенитную оборону ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Нередко использовал таковой прием. За ранее набрав огромную высоту, на понижении разгонял собственного «мига», метеоритом проносился через группу «мессершмиттов». На большой скорости отрывался от их и выходил из зоны зенитного огня. А ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 потом на бреющем, чуть ли не цепляя винтом травку, шел повдоль неприятельских колонн. На малой высоте и хорошей скорости мне были не жутки «эрликоны». Я научился летать в сплошной облачности, подкрадываться к цели скрытно ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, уходить в облака при угрозы.


По приказанию командира дивизии лазутчикам вменялось в обязанности не только лишь смотреть за противником, да и атаковать цели. На мой самолет, обычно, подвешивали две бомбы по ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 100 кг. Согласно аннотации, было надо сбрасывать их во время горизонтального полета либо с пологого пикирования, прицеливаясь примерно. Возможность поражения была низкая. Я высчитал и применил в бомбометании, как и в стрельбе по целям ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 на земле, несколько другой прием, назвав его «соколиным ударом». На высоте более тыщи метров вводил переворотом в вертикальное пикирование собственный «миг», прицеливался по перекрестию стрелкового прицела и на высоте 500 метров сбрасывал бомбы ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Они, имея уже скорость пикирующего самолета, точно поражали даже маленькую цель. Я же выходил из пикирования на бреющий полет, ускользал от зенитного огня.


Для ликвидирования автомашин либо других передвигающихся ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 целей пулеметным огнем изменял профиль маневра. Сначала атаки пикировал практически вертикально, с полным газом мотора в упрежденную точку. Когда же цель проектировалась под углом градусов в 30, выводил «миг» в пологое пикирование и расстреливал машину, можно ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 сказать, практически в упор. Проскакивал над ней на малой высоте и бреющим полетом уходил из зоны зенитного огня.


В Тузлах инженер Копылов как-то сказал мне:


- Желаю тебя порадовать. Мы получили ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 маленькое количество «эрэсов». На твой самолет подвесим под крылья две балки. Бомбы для тебя больше давать не будем. Доволен?..


- Дорогой инженер! Как ты меня повеселил. Сейчас я могу биться с «мессерами ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8» практически на равных критериях.


В полетах с «эрэсами» появилась большая уверенность в боевые способности «мига». Правильно, когда стрелял ими впервой по скоплению автомашин противника, самого передернуло: из-под крыла со свистом вылетел ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 сноп огня. К этому было надо привыкнуть:


Как-то, возвратившись с разведки, увидел на стоянке три штурмовика Ил-2.


- Чьи «илы» приземлились у нас?


- Наши. Пригнали на пополнение матчасти полка. Слышал, что и вас ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 желают перевести на их, - с грустью в голосе сказал Чувашкин.


- Да?.. Что, уже решили из нашего истребительного полка сделать штурмовой?


- Не знаю! Но вы, товарищ командир, не уходите с «мига»!


- Можешь быть размеренным ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. «Ил», естественно, хорошая боевая машина. Только я по призванию истребитель и штурмовиком не стану.


На последующий денек в промежутке меж боевыми вылетами под управлением промышленных перегонщиков начались занятия по исследованию Ил-2, а ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 позже и полеты.


С этим типом самолетов летчики полка были уже знакомы. В один прекрасный момент к нам в часть на «иле» прилетел заместитель комдива, полковник Серенко. Он сделал ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 несколько вылетов на штурмовку и очень хвалил самолет. Нередкие же полеты на штурмовку противника на «мигах», не имеющих бронирования, вели к выходу из строя боевой техники, к потерям от зенитного огня. Это вызывало озабоченность ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 у летчиков и техников. Бронированные мотор и кабина, массивное вооружение расположили к для себя неких летчиков и они решили перейти на Ил-2. Скоро вылетело без помощи других все звено Фигичева ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Самолет им приглянулся. Видя мое очевидно отрицательное отношение к переучиванию, Иванов все таки предложил мне сделать два полета по кругу.


- Полеты сделать, естественно, можно, но штурмовика из меня не получится.


- Не отрешайся от «ила», - настаивал ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 Иванов. - Не самолет, а летающий танк. Броня, пушки, «эрэсы», бомбы. Такому самолету никакие «эрликоны» не жутки.


Выполнил полет по кругу, сел. Потом опять взлетел. Еще в первом полете я нашел южнее ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 нашего аэродрома в море, неподалеку от берега, большой плавучий док, буксируемый сторожевиком. Мористее их шел галсами малый морской охотник. На данный момент, во 2-м полете, я решил подвернуть к ним. Док был ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 на сто процентов заставлен паровозами. Видимо, ночкой они вышли из Одессы и торопились зайти в Днепровский лиман и далее, в Николаев. Поражало: как такую цель не нашли германские бомбовозы?


Развернувшись над ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 плавучим доком, я пошел на посадку.


- Ну, как самолет? Для штурмовки машина неподменная, - расхваливал «ил» Иванов. - Согласен поменять на «миг»?


- Нет, товарищ командир! Самолет неплох, но не в моем нраве. Дашь ему рули, а ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 он еще задумывается, до того как развернется. На «миге» - другое дело! Нет, на «ила» его не променяю.


- Вот полетишь на штурмовку с «илами» и узреешь, как они будут крушить ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 германцев.


- Конструкторы разрабатывают новые истребители. Может быть, доживу до наилучших, чем «миг», - отбивался я от предложения Иванова.


- Понимаю тебя, убежденного истребителя. Это отлично, когда человек твердо идет по избранному пути, а не мечется.


Предстоящий наш ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 разговор оборвал доносившийся со стороны моря звук работающих авиационных моторов. В том направлении узрели идущих курсом на Николаев 3-х Ю-88.


Ринулся к собственному самолету. Чувашкин, видя меня, бегущего к «мигу ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8», стремительно снял с него маскировку. Вскочил в кабину и, не привязываясь, запустил мотор, взлетел.


Бомбовозы, решив стукнуть по доку, развернулись и стали на боевой курс. Этот маневр и подвел их. Я нагнал «юнкерсов ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8» над берегом моря, на высоте тыща метров. Открыл огнь по ведущему звена из пулеметов, но позже, вспомнив об «эрэсах», прицелился и пустил 1-ый снаряд. Он прошел мимо цели. Пускаю 2-ой. Этот ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 взорвался в «юнкерсе». Самолет вспыхнул, и около него сразу открылись парашюты.


Другие два Ю-88, сбросив бомбы на воду, спикировали, приблизились к воде и взяли курс на юго-запад. Я устремился в погоню ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Штурмовать их было очень тяжело. Только прицелюсь, дам маленькую очередь, как мой самолет уже чуть ли не цепляет волну. Опять подскок, атака. «Шкасы» отказали после первых же очередей. Работал только БС.


У 1-го «юнкерса ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8» из мотора повалил темный дым. А я никак не могу добить его - кончился боезапас патронов. Ну, думаю, он с пробитым мотором и другими повреждениями не долетит до собственной базы. И все ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8-же было обидно, что стрелять нечем и нужно ворачиваться на аэродром. Лечу все таки довольный, что сбил Ю-88.


Штаб полка послал запрос подтвердить сбитие «юнкерса». Внезапно пришел отказ. Мореплаватели мотивировали ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 его тем, что и они вели насыщенный огнь с катеров по группе бомбардировщиков. Не считая того, подобрали на воде парашютистов. Я не расстроился. Считал, что не так принципиально было, кому записан сбитый «юнкере». Главное ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, что этот стервятник не будет больше сбрасывать бомбы на наши войска, на городка и села.


Вечерком в полк возвратился один из водителей батальона аэродромного обслуживания. Он приехал прямо из Березовки. Шофер поведал ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, как на 2-ой денек после нашего отлета в Тузлы, в село, где располагался штаб и столовая батальона, ворвались фашистские мотоциклисты. Они из пулеметов и автоматов расстреляли официанток, поваров и работниц ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 штаба. Зверство поразило всех нас, отдалось болью в сердечко. Мы отлично знали этих работящих и умеренных женщин. Летчики, выслушав сообщение, длительно не могли придти в себя, стояли как вкопанные.


- Встречу мотоциклистов, бесчеловечно буду ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 их расстреливать, - произнес кто-то, выражая мысли всех нас. Селиверстов поднял глаза от земли:


- Жаль девчат. Только вчера они в вещевом складе поменяли мне обгоревшие сапоги и реглан. Фашисты - это одичавшие животные и никакой ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 пощады им не должно быть. Их нужно уничтожать, как обезумевших собак!


А обстановка осложнялась с каждым часом. Наступающие войска противника с запада и севера надвигались на Одессу и Николаев ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Они оттесняли наши ослабленные части к Днепру и прижимали их к Черному морю. Но пока стальные дороги на восток не были перерезаны. По ним деньком и ночкой шли эшелоны на запад с людьми ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, с оборудованием. По шоссейкам двигались потоки беженцев.


Угрожающая обстановка на южном крыле фронта принудила переместиться еще восточнее. Оставив Тузлы, полк перелетел на полевую площадку меж Николаевом и Херсоном, в Копани. В эти деньки наша ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 часть, как и вся истребительная авиация в Причерноморье, действовала в интересах наземных войск, наносила штурмовые удары, помогая стрелковым соединениям задерживать оборону.


Мне в паре с Лукашевичем, а почаще одному ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, приходилось вылетать на разведку войск противника. Маршрут и временной график полета установил штаб дивизии. Они были постоянны: Одесса, Балта и Первомайск. Не случаем конкретно в этих направлениях «мессершмитты» начали интенсивно охотиться за лазутчиками ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Обстановка принудила серьезно задуматься о стратегии выполнения заданий.


В очередной раз меня и Лукашевича вызвали на КП. Так летчики стали именовать командный пункт полка, размещенный в землянке на границе аэродрома. В нем находились командование ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 полка, офицеры штаба, стояли сейф с скрытыми бумагами, столы с картами и телефонами.


Нам отдали приказ опять вылететь на разведку с задачей найти главные направления движения главных сил наступающего противника на Одессу ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. С утра на этом маршруте нашу пару уже пробовали перехватить «мессершмитты». Стремясь избежать встречи с ними, мы решили выйти в район другим курсом, с севера. Маршрут обмыслили так, чтоб над занятой противником ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 территорией солнце не слепило нас.


Пара сходу взяла курс на северо-запад, в направлении Ново-Украинки. Севернее Николаева, над дорогой к нему из Кировограда, вижу ниже нас, на высоте ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 тыща метров, «хеншеля». Мгновенно сваливаюсь сверху и в один момент атакую. Очередь в упор - и неприятельский лазутчик, перевернувшись, врезался в землю. Уточняю место его падения. Вдруг вокруг моего самолета замелькали трассы зенитных снарядов. На ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 дороге рассмотрел огромную колонну танков и машин. Она двигалась на Николаев. Решаю снова, более точно найти силы противника. С Лукашевичем мы зашли севернее, к Бобринцу, спикировали и на бреющем на большой скорости ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 пронеслись повдоль дороги. Одних танков в колонне было более сотки.


Параллельно ей, западнее, по дороге на Новейшую Одессу двигалась еще одна колонна машин и артиллерии. Вышли на Николаев - в городке было расслабленно, никакой ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 волнения. Дымили трубы заводов, на верфях строились и ремонтировались морские суда, по улицам расслабленно шли люди, а в скверах игрались малыши. Никаких наших войск севернее городка мы не нашли ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. А ведь через несколько часов тут будет неприятель. Нужно резвее доложить об этой суровой угрозы.


Наше резвое возвращение изумило работников штаба.


- Что случилось? Почему возвратились с задания?


- В пятидесяти километрах севернее Николаева ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, на дороге из Кировограда до сотки германских танков и поболее сотки автомашин. Рядом, по дороге на Новейшую Одессу, также большая колонна автомашин и артиллерии противника, - доложил я, указывая на карте места движения войск неприятеля.


Данные ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 нашей разведки заместитель начальника штаба полка немедля передал в штаб дивизии. Там, разумеется, некорректно сообразили донесение: уж очень внезапными были сведения. Слышу, заместо благодарности за обнаружение большой и небезопасной группировки противника из ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 телефонной трубки доносятся упреки за срыв разведки и за типо придуманные панические данные.


Обескураженный, я повторил свои показания замначальнику штаба полка:


- Товарищ капитан, это вправду так. Германские колонны в полсотне ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 км севернее Николаева! Через несколько часов они наверное будут в городке.


- Уходите, пожалуйста, с КП, не мешайте работать. Из-за вас я схлопотал выговор. И вам не избежать этого за то ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, что возвратились, как надо не разобравшись в обстановке, - услышал я в ответ.


Возвращаемся на стоянку, молчим. Я очень жалел, что нет командира полка на месте.


- Саша, почему не доложил о сбитом тобой «хеншеле»? - внезапно спросил ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 Лукашевич.


- А!.. Что там «хеншель»… Город в угрозы!


Мы с Лукашевичем сидим под самолетом, нервничаем. Вижу, как он теребит планшет, щелкает кнопкой. Понимаю, с нетерпением ожидает команды на штурмовку найденного ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 противника. Ведь еще можно задержать колонны, хоть на несколько часов.


Во 2-ой половине денька на У-2 прилетели из дивизии Иванов и Матвеев. Там проходило какое-то совещание. Я ринулся к ним ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, коротко доложил обстановку севернее Николаева. Иванов стремительно направился на КП, связался с Осипенко.


Выйдя оттуда, командир полка поставил мне задачку на доразведку противника… Но было уже поздно. Мы услышали взрывы снарядов на дороге в направлении ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 Николаева, в пяти-шести километрах от нашего аэродрома.


- Покрышкин! Вылетайте срочно, поглядите, что там делается, доложите,


- отдал приказ Иванов.


Мы с Лукашевичем кинулись бегом к самолетам, взлетели и на высоте ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 50 метров пошли правее дороги. Впереди за лесными полосами стояло около 2-ух 10-ов танков с крестами на бортах. К ним подъезжали автомашины с бойцами. Мимо нас пронеслись пулеметные трассы. С беспокойством я взглянул ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 в сторону Лукашевича. За его самолетом тянулась узкая белоснежная струя испаряющегося бензина. Сообразил, это пробит бензобак. Наши самолеты на сто процентов заправлены горючим и маленькая утечка не может помешать ему лететь со мной до ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 Николаева. Мы продолжаем делать задание.


Навстречу нам хаотичной стаей перескочило около 3-х 10-ов «Чаек» и И-16. «Сорвались с Николаевского аэродрома, - пошевелил мозгами я, - означает, в городке уже немцы».


На ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 Николаевском аэродроме горело несколько самолетов. Они, по-видимому, были неисправны и взлететь не могли, их подожгли, чтоб не оставлять противнику.


Мы над городом. Понизу, на улицах - мотоциклисты, танки и автомашины. Где-то пылают ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 строения.


Подавленные увиденным, возвращаемся вспять. По дороге на Копань нашли густую цепь гитлеровских пехотинцев. С ходу штурмовали их. Пулеметные очереди легли точно. Многие бойцы попадали в стерню: кто убитый либо раненый ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, а кто спасаясь. Было надо срочно доложить о результатах полета.


Садимся. Подруливаю впритирку к КП и докладываю Иванову:


- Вон за теми 2-мя посадками, у дороги, танки и машины с пехотой гитлеровцев. - Показал ему рукою ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. - В Николаеве - противник. Наверняка, нашим данным с утра не поверили…


- Что поделаешь. И в вышестоящих штабах, к огорчению, бывают упущения… - на ходу бросил Иванов. Он торопился доложить в дивизию обстановку.


Матвеев срочно отправил ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 вперед заслон на случай подхода противника. А через десяток минут, получив указания, Иванов распорядился немедля готовить для вылета на штурмовку эскадрильи с посадкой в Чернобаевке. Наземному эшелону отдал указание срочно ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 выходить на Херсон.


Подвешиваем бомбы и взлетаем. Через пару минут пикируем на танки и автомашины. Бомбим и стреляем. После штурмовки разворачиваемся на Херсон и приземляемся на аэродром Чернобаевка. Он на сто процентов забит севшими ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 до нас самолетами. В главном это были устаревшие типы: «Чайки», И-16, И-15бис. Посреди их совершенно не достаточно «мигов», «лаггов» и Ил-2. Продолжали прилетать все новые группы.


Управление дивизий ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 и полков заседало в маленьком домике около границы летного поля. Шло рассредотачивание близкорасположенных полевых аэродромов. Мы посиживали под крыльями самолетов и ожидали команды. Все понимали, что сейчас наше базирование будет кое-где за Днепром. Заседание ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 кончилось, подъехал Иванов, собрал летчиков.


- Возьмите карты! Нам назначен аэродром в Таврии, около села Чаплинка. Отыскали? Порядок вылета отсюда последующий: первыми взмывают «Чайки», позже И-16, за ними - «миги». Вопросов ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 нет? Всем по самолетам! Взмывать сходу за мной!


Запустили моторы и ждем очереди на взлет.


Вдруг на дороге, неподалеку от аэродрома, поднялись дымно-пыльные столбы взрывов. Все, естественно, взглянули ввысь. Над аэродромом проходила ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 девятка Ю-88. По-видимому, «юнкерсы» наносят бомбовый удар по колонне автомашин с противотанковыми пушками, передвигающейся в направлении Николаева.


Первыми на взлет пошли «Чайки». Не окончив выруливания, они с ходу бросились в воздух. За ними ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 с различных сторон летного поля начали разбег другие самолеты. Картина напоминала взлет большой своры переполошившихся птиц. Поддавшись этой сумятице, я тоже начал выруливать, но позже образумился. Для чего спешить ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 и рисковать, столкнуться тут - два раза два. Снова оценил обстановку. Бомбовозы уходили на северо-запад. По дыму было видно, что они форсируют моторы. По-видимому, решил я, при заходе на бомбометание узрели огромное ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 скопление выруливающих истребителей, скинули бомбы в поле.


Когда аэродром опустел, мы с Лукашевичем, в полной безопасности взлетели и взяли курс на новый аэродром в Таврии.


И вот наш полк за Днепром, в Чаплинке ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. На тот же аэродром перелетела к тому же другая часть нашей авиадивизии. Уже около 2-ух месяцев продолжается война. С приближением полосы фронта полки перебазируются на другие аэродромы, все восточнее.


Вечерком до личного состава ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 полка довели оперативную обстановку. Начальник штаба докладывал ее снаружи расслабленно. Но мы, летчики, понимали всю сложность и даже трагичность положения. Правда, почти все стало ясно несколько позднее. Захватом Николаева противник отрезал от ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 главных сил Южного фронта Отдельную Приморскую армию и некие части 9-й армии, в состав которой заходит наша авиадивизия. Оказавшись в окружении, часть войск прорвалась через заслоны противника, а основная масса ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 отошла к Одессе, влилась в состав обороняющих город соединений.


Ослабленное южное крыло фронта с боями отходило к Днепру, чтоб на этом аква рубеже сделать оборону. Авиации была поставлена задачка: посодействовать немногочисленным наземным войскам ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 организованно отступить и переправиться через Днепр.


На последующий денек после перелета в Чаплинку полк начал штурмовку наступающего противника восточнее Николаева и Кривого Рога. На нашу часть, не считая того, была возложена ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 задачка прикрыть паромную переправу в районе Каховки. Эта переправа имела исключительное значение. В низовьях Днепра не было мостов.


С рассвета до позднего вечера мы барражировали над переправой парами, а время от ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 времени и одиночно. Понизу, около Борислава, было видно огромное скопление беженцев. Они стекаются сюда с окутанного огнем правобережья низовий Днепра. В главном дамы и старики. Но для фашистских летчиков и это скопление беззащитных ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 людей было целью. Гитлеровцы стремились скинуть бомбы на свои жертвы, потопить паром. Маленький буксирный пароходишко, с трудом преодолевая течение, тащил за собой с правого берега на левый огромную баржу, набитую людьми ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, повозками, домашним скотом и сельхозтехникой.


В нашем полку стала явственнее ощущаться нехватка сил. Беспрерывно посылая группы на штурмовку противника, командование не могло выделить достаточного количества самолетов на прикрытие переправы. Но каждый летчик, вылетая на патрулирование ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, осознавал, что нельзя допустить обнаглевших фашистских захватчиков до этой переправы. Она должна жить и работать. Выполнить эту нелегкую задачку можно было, только проявив мужество, мастерство и новшество. Ведь воздушный ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 бой в то тяжелое время, обычно, приходилось вести одному с группой бомбардировщиков, время от времени прикрытых и «мессершмиттами».


В один прекрасный момент в район Каховки я пришел на большой высоте. Веду радиальный обзор ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Вижу, как с севера ниже меня идет четверка Ю-88. Нужно вынудить их скинуть бомбы до переправы! Сваливаюсь на их с форсированием мотора, «соколиным ударом». Атакую ведущего группы. Стреляю «эрэсами» и из пулеметов. Подбитый ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 «юнкере» кидает бомбы в поле, не долетая до переправы. По его примеру и другие неприцельно вываливают из бомболюков собственный смертоносный груз.


За счет большой скорости опять набираю высоту. Новенькая атака. Глядеть за ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 подбитым неприятельским самолетом нет времени, ну и не это главное. Принципиально то, что сброшенные бомбы свалились в стороне от объекта. А это уже победа, выполнение поставленной боевой задачки.


Труднее было вести ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 бои, когда бомбовозы шли под прикрытием истребителей. Да и тогда задачку свою делали. Переправу у Каховки мы не дали разбить. Обеспечили переход на другой сберегал Днепра не только лишь беженцам, да и ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 нашим отступающим воинским частям.


Базирование 2-ух истребительных полков, а поточнее, их остатков на одном аэродроме, существенно осложняло ведение боевых действий. И наш полк перелетел на полевую площадку в Дорунбург. Стоянка самолетов размещалась рядом ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 с машинно-тракторной станцией, забитой комбайнами. В нашем полку часть летчиков делала боевые задачки на штурмовиках. Уверовав в надежность броневой защиты Ил-2, летали даже одиночно на «свободную охоту». Сами находили ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 подходящую цель, уничтожали ее бомбами, «эрэсами» и пулеметно-пушечным огнем.


Эти полеты одиночек в критериях ясной августовской погоды все таки были очень рискованны. В какой-то момент они могли окончиться смертью пилота. Ну и ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 отсутствие стрелка делало Ил-2 просто поражаемым с заднего сектора. Первым не возвратился с боевого вылета на Ил-2 заместитель командира полка Григорий Жизневский. Скоро в воздушном бою с «мессершмиттами» умер летчик Петр ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 Грачев. Такая же участь могла постигнуть и Валентина Фигичева.


В один прекрасный момент, после возвращения из разведки, я прибыл на КП для доклада. Вижу, вид у начальника штаба озабоченный. Офицеры обзванивают примыкающие ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 аэродромы.


- Что случилось?


- Фигичев не возвратился с боевого задания, - сказал Матвеев.


- Этого можно было ждать. Одиночными «илами» летать в тыл противника, когда погода «миллион на миллион», нельзя. Было надо запретить такие полеты при ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 ясной погоде, - высказал я свое мировоззрение.


- Закончи назидания, и без их противно! - оборвал меня Матвеев.


Под вечер летим группой на штурмовку дороги из Николаева на Херсон. По ней беспрерывно подходят к Днепру ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 неприятельские войска. По-видимому, готовится прорыв в Крым. На оборотном пути, после штурмовки, группа прошла над районом предполагаемой «свободной охоты» Фигичева. У меня теплилась надежда отыскать там севший Ил-2. Хотелось вывезти Валентина. Невзирая ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 на кропотливый поиск, самолет не нашли.


После посадки пришел на КП. Поиски Фигичева на других аэродромах не увенчались фуррором. При докладе о результатах штурмовки сказал, что летчики группы просмотрели ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 район возможных действий Фигичева, но не лицезрели «ил».


- Придется мне самому завтра лететь на поиски Фигичева. Покрышкин, пойдешь со мной ведомым? - спросил у меня Иванов.


- Естественно, полечу! Хоть я и не летал ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 ведомым с начала войны, но справлюсь, не волнуйтесь!


Днем вылетели парой на поиск. Виктор Петрович, изменяя высоту полета, кропотливо осматривал местность повдоль дороги с Бобринца на Николаев и район западнее Херсона. Я все внимание ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 сосредоточил на поиске воздушного противника. Для меня, как напарника, была понятна высочайшая ответственность за прикрытие командира полка от вероятного нападения неприятельских истребителей. Я должен лечь костьми, но не допустить к Иванову ни 1-го ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 «мессершмитта». Ни 1-го!


Наши поиски не дали никаких результатов. «Мессеров» мы так и не повстречали. Нас только где-то обстреляли зенитки. Естественно, возможность отыскать упавший самолет на таком большенном ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 участке местности очень мала.


Возвращаемся на аэродром сумрачные. Не покидают мысли о судьбе боевого товарища. Но по возвращении нас ждал сюрприз: на КП узрели повеселевших офицеров и… улыбающегося Фигичева.


- Возвратился! Мы волнуемся, ищем ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 его, а он тут строит глазки связисткам, - с укоризной проворчал Иванов.


Валентин Фигичев поведал о собственном боевом вылете. При штурмовке противника у Николаева он подвергся сильному обстрелу зениток. На самолете перебило управление рулями глубины ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Но летчик смог перетянуть через Днепр и приземлился с убранными шасси в степи южнее Херсона. Там в стрелковой части он оставил самолет на хранение и добрался до полка.


Выйдя из КП, я ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 высказал Фигичеву свое мировоззрение:


- Ну что, Валя? Нужно и бронированные «илы» тактически хорошо использовать. Нельзя ходить на задание в ясную погоду одиночкой.


- Это правильно, Саша! Нужно всегда учесть обстановку, вести войну с ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 разумом.


- Чтоб отлично научиться вести войну, думаю, не следует распыляться, ходить в бой на различных типах самолетов. Нужно знать одно дело, но зато в совершенстве. Ты истребитель, и нечего для тебя лезть ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 в штурмовик.


- Ты прав. Буду вести войну на «миге». На нем у меня все-же есть боевой опыт, - твердо заявил Фигичев.


Возвратилась в полк группа служащих и охраны штаба, выехавшая ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 из Березовки после нашего перелета в Тузлы. Они налетели на прорвавшихся на юг германцев, сожгли штабной автобус, скрытые бумаги, в том числе и с итогами боевых действий полка с начала войны. Все данные ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 о сбитых нами самолетах и доказательства о их, об уничтоженной боевой технике при штурмовках сгорели. Эта группа штабных офицеров не смогла пробиться на восток и ушла в Одессу, а оттуда ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 переправилась в Севастополь, и только потом добралась к нам, в Дорунбург.


Старший штабной группы был строго наказан, но это не оживило результатов наших двухмесячных боевых действий. К счастью, знамя полка перевозилось с главным составом штаба ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 под управлением Матвеева. А то бы не избежать неудачи.


В последние деньки нашего базирования в Дорунбурге полк переключился на боевые деяния по понтонным переправам противника, форсировавшего в нескольких местах Днепр. Оттесняя ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 на левобережье реки наши части, гитлеровцы сделали плацдарм для вторжения в Крым.


Помогая обороняющимся войскам, мы атаковали переправы и скопления войск неприятеля на плацдармах. Но сил у нас было не достаточно ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 как на земле, так и в воздухе. Противник рвался к Крыму, оттесняя нашу пехоту к Перекопу и в сторону Мелитополя.


Боевая работа велась напряженно, с ранешнего утра и допоздна. Мы жутко ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 утомлялись, использовали для отдыха каждую свободную минутку. Пока техсостав заправлял самолет горючим и боеприпасами, я прилег и здесь же заснул. После прошедшего дождика земля оказалась сырой и я простыл. Еще два денька летал ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 на задания с температурой, головной болью и сильным насморком. В санчасть решил не обращаться. Не хотелось прекращать боевые вылеты в этой сложной обстановке.


В таком состоянии мне пришлось вылететь на перехват показавшегося ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 около аэродрома лазутчика Ю-88. Взлетел, как молвят, по-зрячему. С «юнкерса» меня увидели. Экипаж скинул в поле бомбы и самолет скрылся в облачности. Не видя противника, решил выйти за облака, перехватить его ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 там. Вошел в облачность. Иду на пределе набора, а верхнего края все нет. От резкого перепада давления в ушах сверлит боль.


Вот и незапятнанное небо. Здесь же увидел лазутчика впереди и выше себя ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8. Начал набирать высоту, пошел вдогон. Но неприятельские летчики нашли меня. Это было несложно, «миг» отлично просматривался на фоне туч. «Юнкере» круто спикировал и снова вошел в облачность. Я перевел собственный «миг» прямо за ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 «юнкерсом». Боль в ушах нарастала, отдавала в плечи. Вдруг ощутил резкий и сильный болевой удар в ушах. В очах потемнело и на какое-то время я растерял пространственную ориентировку. Позднее сообразил ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, что резкое понижение с высоты более 3-х тыщ метров и сделало такую боль. Я оказался в каком-то обморочном состоянии и с трудом вывел самолет из пикирования. В горизонтальном полете ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 на маленькой высоте стало легче. Осматриваюсь вокруг, но «юнкере» не видно. Сажал самолет тяжело. А когда зарулил на стоянку, то сил выйти из кабины уже не было.


- Что случилось, товарищ командир? - испуганно спросил ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8 подбежавший Чувашкин. Он всмотрелся в меня. - Вы же нездоровой! Идемте в санчасть. В таком виде летать нельзя.


Я ощутил, что захворал, и сопротивляться было тупо.


- Помоги выкарабкаться из кабины. Дела, брат ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 8, плохи…


В санчасти, расположенной в домике конторы машинно-тракторной станции, меня встретила полнотелая доктор. Сразу измерила температуру. Ахнула:


idejno-hudozhestvennie-osobennosti-poezii-svyashennoj-oboroni--v-tvorchestve-kajsara-aminpura-i-salmana-herati-10-01-03-literatura-narodov-stran-zarubezhya-persidskaya-literatura.html
idejno-hudozhestvennoe-svoeobrazie-knigi-bunina-temnie-allei-sochinenie.html
idejno-hudozhestvennoe-svoeobrazie-tvorchestva-tvardovskogo-sochinenie.html