###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14



Наступил самый ответственный момент в осуществлении плана. Нужно допустить их как можно поближе, но не прозевать открытия огня. Смотрю за противником, глаз не спускаю… Пора делать обманный маневр. Энергично, с большой перегрузкой выхватываю самолет ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 из крутого пикирования на вертикаль. Чуток даю наклон для крутой спирали. Вверху горки пришел в себя от перегрузки и на пределе вертикальной скорости переложил самолет в горизонтальный полет. Прямо перед носом ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 моего «яка» в полсотне метров вышел из горки ведущий неприятельской пары. Делаю маленький доворот, прицеливаюсь и даю очередь по мотору и кабине. Она была четкой. Сбитый «мессершмитт» штопором упал на землю.


Его ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 ведомый проносится в стороне. Делаю доворот за ним. Но неприятель не принял боя. «Мессер» уходит в западном направлении. Разворачиваюсь за ним, бросаю взор на падающий «мессершмитт», вижу, как он врезался в землю и ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 взорвался.


Сходу стало дышать легче. Мои расчеты на неожиданный маневр оправдались. Достигнул победы - отрадно на душе.


После посадки состоялся разговор с Николаем Науменко.


- Докладывай, почему нарушил главную заповедь ведомого?


- Повинет ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, товарищ командир! Решил отсечь огнем атакующих «мессершмиттов» от звена Фигичева и оторвался от вас.


- Припоминаю снова, ведомый во всех случаях занимает место за своим ведущим. Ты верно в предстоящем сделал, что пристроился к звену ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 Фигичева. 1-го тебя «мессеры» наверное бы сбили. Одиночка в воздушном бою всегда становится жертвой неприятельских истребителей. Но оставлять ведущего нельзя.


- Больше этого не повторится.


Нужно сказать, что слово свое Николай Науменко сдержал ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. В предстоящем во всех наших совместных полетах он безупречно делал свою задачку, был надежным напарником.


В те деньки мне приходилось летать на боевые задания с различными летчиками, почаще с юными ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, но время от времени в состав подчиненной мне группы включали начальников, старших меня либо равных по должности. Юные, еще не бывалые летчики неискусными либо неразумными действиями в первых боевых вылетах ставили иногда группу в тяжелое ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 положение. Но после разбора, глубочайшего анализа действий старались строго делать приобретенные указания. Обычно, в следующих полетах они не нарушали боевые порядки, уместно действовали в бою. А вот когда в группу ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 включали руководящих работников, обстановка складывалась тотчас непростая. Тяжело, точнее нереально, управлять группой, если в бою, когда фуррор дела решают секунды, кто-то заменяет командира, пытаясь навязать и свое мировоззрение, свою волю. Это ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 нарушает план выполнения боевого задания, ставит под удар летчиков группы и приводит к потерям.


В душе я всегда был против включения в подчиненную мне группу старших командиров либо начальников, в особенности из числа тех ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, кто изредка летал на боевые задания, ощущал себя в бою неуверенно. Командир полка знал об этом. Но беря во внимание опыт по обучению летчиков, поручил мне ввести в боевой строй ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 вновь прибывшего в полк капитана Воронцова.


На 1-ый боевой вылет Воронцов пошел у меня ведомым. Группа делала разведку гитлеровских войск в районе Краматорска и Славянска, также переправ на Северском Донце. Капитан в воздухе ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 вел себя несобранно. Мы не смогли совершить энергичный маневр для преследования найденного над линией фронта корректировщика «Фокке-Вульф-189». Потом он чуть ли не столкнулся со мной.


В конце вылета группа ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 нанесла штурмовой удар по мосту через Северский Донец. Прорвавшись через мощнейший зенитный огнь, я стукнул из пушки и пулеметов по машинам и понтонам. На выходе из атаки взглянул вспять, на ведомого. Воронцов не ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 пошел за мной на штурмовой удар. Он остался наверху. Это меня разозлило. На наше счастье, за весь полет не повстречалось неприятельских истребителей, а то бы нам несдобровать.


После посадки на аэродроме я ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 достаточно резко разобрал ошибки Воронцова. Он обиделся и нажаловался командиру части. Я получил внушение за бестактное поведение.


Скоро предстояло аккомпанировать две девятки «илов». Они шли наносить удар по разведанным мною танкам. Воронцова назначили в ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 мою группу прикрытия командиром ударного звена. Этот вылет оказался очень томным для меня и для ведомого.


Еще на пути к цели я увидел парящих навстречу нам двенадцать самолетов. Из-за ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 большой дальности не сумел найти их тип, но был уверен, что это истребители. Решил предупредить собственных. Покачиванием «яка» подал сигнал об угрозы, а трассой огня указал направление. После сигнала Воронцов, к ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 удивлению, увел свою четверку за облака. На прикрытии 18-ти «илов» остались мы вдвоем с Науменко. Для меня было понятно, что при шестикратном приемуществе противника этот бой для нашей пары может стать последним.


Истребители сблизились ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 с нами. К нашей радости, это оказалась группа И-16 примыкающего полка. Они ворачивались со штурмовки.


Мы продолжали полет. Над целью, в лесном массиве южнее Красноватого Лимана, «илы» скинули зажигательную смесь ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 «КС» на сосредоточение танков, обстреляли их с пикирования из пушек. В это время на нас накинулась шестерка «мессершмиттов». Ведущий группы «илов», лицезрев противника в воздухе, прирастил скорость отхода от цели. Боевой порядок девяток ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 растянулся. Это сделало труднее наши способности по прикрытию группы.


Наша пара металась, заградительными трассами срывая атаки «мессершмиттов». Используя способ «ножницы», отражали попутно и удары по нашим машинам.


Противник был настойчив. Он быстро ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 штурмовал штурмовиков. А у нас с Науменко вот-вот кончатся боеприпасы. Тогда мы не сможем защищать не только лишь «илы», да и себя - посбивают, как куропаток. Было надо отыскать выход, переломить ход боя ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. Более верный вариант - сбить командира неприятельской группы.


Найти его в шестерке было нетрудно. Не обращая внимания на трассы неприятельского огня, я ринулся на ведущего. Он как раз пристраивался к отставшему штурмовику. Увлеченный ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 атакой, гитлеровский ас не замечал нацеленный на него удар. Огнем в упор по мотору и кабине сбил ведущего и выскользнул из-под трасс «мессершмиттов», бросившихся наперехват. А Ме-109, вспыхнув, свалился на ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 землю.


В группе противника вышло замешательство. Атаки утратили прежнюю остроту, а скоро неприятельские истребители ушли с поля боя.


Все… Отбились… Я облегченно вздохнул. Не утратили ни 1-го «ила», и сами с ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 Науменко живые. И здесь такая злоба взяла на наше ударное звено, ушедшее за облака.


После посадки собрал всех летчиков нашей группы к собственному самолету, выстроил их в шеренгу, высказал, что накипело на душе ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 за прошедший полет. Воронцов, чувствуя себя виновным, тоже встал в строй.


- Почему ушли за облака? Ведь это были наши И-16! Практически чуть ли не сорвали боевое задание!


Летчики ударного звена, понимая, что в этом ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 вина ведущего, под моим сердитым взором пожимали плечами. Воронцов же стоял молчком, опустив голову.


- Самое ужасное на войне, - после паузы продолжал я, - это кидать в неудаче собственных боевых товарищей… Кауменко за его ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 смелость и умение в бою объявляю благодарность. А вам, товарищ Воронцов, желаю сказать, что это был ваш последний полет в нашей группе.


Летчики эскадрильи сразу окружили Науменко, стали расспрашивать ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 о боевом полете. Мне же на КП пришлось давать разъяснение за резкий разговор с Воронцовым. Но в сей раз я стоял на собственном. Обосновывал, что командир группы несет ответственность за выполнение боевого ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 задания и за жизнь летчиков. От начала отработки задачки до конца разбора он является старшим над всеми летчиками, невзирая на звание и занимаемую ими должность. Они должны строго делать план и указания ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 о ведении боя, также принимать оценки, а если нужно, и заслуженные упреки за ошибки в бою.


Отступление наших наземных войск длилось, а это сказывалось на усилении напряженности в боевой работе авиации, на увеличении ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 количества вылетов. Но сейчас на боевые задания в моей группе ведущими звеньев прогуливались Федоров и Искрин, надежные и смелые летчики. С ними вылеты производились удачно, без утрат как сопровождаемых нами штурмовиков и ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 бомбардировщиков, так и собственных истребителей.


Но большая нагрузка вела к переутомлению летчиков. Это угрожало неприятностями. Было надо находить пути к облегчению действий летчиков в боевом полете. Одним из таких путей было внедрение части сопровождаемой ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 группы штурмовиков для отражения неприятельских истребителей.


Одноместный Ил-2 в частях, с которыми мы работали, не имел стрелка. В фронтальной части его стояли две пушки, пулеметы и реактивные снаряды для ведения огня вперед ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. Это суровое орудие можно было искусно использовать против атакующих «мессершмиттов», а заднюю полусферу защищал бы идущий сзади штурмовик. Для этого пара либо четверка «илов» должна отлично освоить тактический оборонительный маневр ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 «ножницы». В моей группе он применялся нередко и давал положительные результаты.


С таким предложением я обратился к командиру штурмовой дивизии генералу Гетману. Соединение базировалось вместе с нами на аэродроме. Генерал Гетман ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 скоро собрал летчиков, попросил меня поведать о способе оборонительного маневра «ножницы». Для практического усвоения мы условились заблаговременно с командирами эскадрилий штурмовиков о проведении показных учебных боев над аэродромом после возвращения из совместных полетов ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14.


После занятий пару раз отрабатывали вместе этот маневр. Эти и ряд других мер подняли уверенность у летчиков-штурмовиков в удачной защите от истребителей противника. Непременно, это облегчило и задачки истребителей сопровождения ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, повысило надежность прикрытия подопечных групп. Сказалось и то, что мы лучше узнали Друг дружку. А это так принципиально в совместной боевой работе. Личные контакты позволили лучше и конкретнее отрабатывать взаимодействие.


Невзирая на ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 огромное напряжение в боевой работе и сильное противодействие неприятельских истребителей, наша эскадрилья, применяя эшелонирование пар по высоте и точный боевой порядок, не имела утрат в воздухе. Правда, у нас вышел из строя самолет при несуразной ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 аварии на аэродроме.


В то преждевременное утро в небо должна была уйти 1-ая шестерка. Но у 1-го из ведомых летчиков после взлета при наборе высоты отказал мотор. Пилот не растерялся. Он смог ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, развернувшись, приземлиться против старта и тормознуть в конце посадочной полосы.


А скоро мы возвратились с патрулирования. Провели тяжкий бой с большой группой бомбардировщиков, прикрытых сильным нарядом «мессершмиттов».


К огорчению, Як ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14-1 так и стоял в конце полосы. А посадка проходила в сторону восходящего солнца. Летчик Александр Голубев, ослепленный лучами, не увидел стоящего «яка», при выравнивании зацепил крылом за лопасть его винта. Самолет Голубева перевернулся ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 и с пылающим крыльевым бензобаком ударился о землю.


К счастью, от этого удара оторвались плечевые привязные ремни, и Голубева выкинуло из кабины. Минут 5 он находился без сознания. Потом пришел в ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 себя и был доставлен на КП. Заев, заменяя командира полка, убывшего в штаб дивизии, выслал Голубева заместо санчасти… на гауптвахту. Узнав об этом, я вступил в спор:


- Летчик получил повреждения при аварии ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. Его следует немедля выслать в санчасть.


- Его нужно наказать. Он поломал истребитель.


- Строго наказать нужно тех, кто не распорядился убрать самолет с полосы. Нужно же глядеть за порядком на земле. Это ваша обязанность.


Разговор ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 у нас вышел, как молвят, «на басах».


Обстановка на фронте с каждым деньком ухудшалась. Наши обескровленные части с трудом сдерживали пришествие противника. Войска отступали к Дону. Авиация, оставляя освоенные аэродромы, перелетала на другие ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, расположенные восточнее. Сейчас мы вели боевые деяния не только лишь на подступах с запада к Ворошиловграду, да и в северном направлении, в районе Миллерово. Там прорывалась на Ростов на дону танковая ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 группировка неприятеля. Она входила в тыл Южному фронту.


Отсутствие устойчивой обороны, прорывы ее танковыми клиньями противника делали очень тяжелое, нервозное состояние. Иногда мы не знали, где находятся наши обороняющиеся соединения. Нередко ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 нарушалась связь с ними, терялось управление. Части действовали без помощи других. В этих критериях на авиационную разведку возлагались задачки по уточнению данных о собственных войсках. Летчики, к огорчению, были не в состоянии докладывать номера ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 корпусов и дивизий. В особенности волновала командование фронта утрата связи с одним из наших танковых корпусов. Он был ориентирован для нанесения удара по наступающему противнику в районе Миллерово. А сейчас ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 управление не понимало, где находятся танкисты. Отыскать месторасположение корпуса было доверено летчикам примыкающего авиаполка. На поиск повел свое звено капитан Петр Середа. Проносясь на малой высоте, летчики нашли огромную группу наших ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 пехотинцев и артиллеристов. Они вели бои с наступающими неприятельскими танками. Но собственного танкового корпуса в тот вылет не отыскали. Стремясь все таки выполнить поставленную командованием задачку, П. Середа, за ранее обговорив это с ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 летчиками собственного звена до вылета, решил сесть в расположении наших войск и выяснить что-либо о корпусе. Отыскал с воздуха подходящее поле у дороги, по которой шла группа боец, и приземлился. Подрулил поближе к ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 дороге. Не выключая мотора, Середа выскочил из кабины, тормознул у крыла самолета. Он рассмотрел, что бойцы идут без винтовок и без поясных ремней. Это заставило задуматься. Взмахами руки он стал ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 подзывать их к для себя. Вдруг из группы раздался вопль: - Летчик, улетай скорей! Тут немцы! Мы - пленные! Здесь же выскочили неприятельские автоматчики и побежали к самолету. Середа скачком вскочил на крыло ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 И-16 и прыгнул в кабину. Раздались автоматные очереди, и тотчас появилась боль в ноге. Середа успел дать полный газ мотору, как обожгло левую руку. Он резко развернул самолет на месте, сбив крылом 2-ух автоматчиков ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, и взлетел под трассами пуль. Превозмогая боль от ран, моментами теряя сознание, Середа вел самолет в сторону солнца, в южном направлении. Впереди он увидел сберегал Азовского моря, а справа - занятый германцами ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 Таганрог. Собрав всю силу воли, развернулся в направлении Новочеркасска, где в полусознательном состоянии посадил самолет. Через трое суток придя в себя, он сказал о поисках танкового корпуса, судьба которого осталась тогда ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 неведомой нам. Отступление наших войск носило тотчас неорганизованный нрав. В путанице вышестоящие штабы часто не знали о местонахождении и действиях отступающих соединений. Это затрудняло боевую работу нашей авиации. Пока авиаразведка докладывала в штаб данные ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, пока организовывался вылет бомбардировщиков либо штурмовиков, цели уже передвигались на 10-ки км. В этих критериях огромное значение имела разумная инициатива летчиков и штурманов, вылетающих для нанесения удара, Сковывание инициативы летчиков снижало результативность ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 действий. Как раз в это время наша шестерка пошла на сопровождение группы Су-2. По разведданным, им была поставлена задачка нанести бомбовый удар по танковой колонне противника, идущей по дороге с Миллерово ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 на Каменск-Шахтинский. При подходе к Верхней Тарасовке, в 20 километрах южнее Миллерово, я увидел на ее окраине огромное скопление танков и автомашин. Обрадовался таковой удаче. Наилучшей цели для бомбежки не придумаешь ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. Тут не считая боевой техники были и заправщики горючим. Помыслил: «Ну, на данный момент бомберы устроят костры!» Но, к моему удивлению, группа Су-2, пройдя над скоплением противника, продолжала лететь повдоль дороги на ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 Миллерово. В это время понизу опамятовались зенитчики неприятеля, открыли огнь по бомбовозам. Многокалиберный снаряд первого же залпа попал в Су-2 и развалил его. Бомбовозы, продолжая полет, скинули бомбовый груз на идущие разрозненно автомашины на дороге ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. Отбомбились практически впустую по недомыслию ведущего группы, который не учел перемещения колонны за время, прошедшее после ее обнаружения. Вот стоимость формальной исполнительности и безынициативности! Возвратились на аэродром. К моему самолету собрались ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 летчики нашей шестерки. Я по лицам лицезрел, как они возмущены. - Товарищ капитан, что бомберы, ослепли в этом вылете? По таковой групповой цели не стукнули, - возмущался Федоров. - Да вприбавок к тому же по-глупому ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 утратили самолет, - добавил Науменко. - Расслабленно! Летчики группы не повинны. Они должны сбрасывать бомбы по команде ведущего, а он, видимо, туговат. Оставайтесь около моего самолета и ожидайте указаний. Думаю, что ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 поступит команда аккомпанировать группу на обнаруженную цель, - успокоил я летчиков и уехал на КП, чтоб доложить обо всем и получить новейшую задачку. Ожидать ее пришлось недолго. Сейчас начальство стремительно организовало вылет на ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 ликвидирование цели в составе 2-ух девяток «илов». А колонна противника, поднимая пыль на дорогах, частью сил уже стала растягиваться из населенного пт. «Илы», рассредоточившись, быстро накинулись на танки и автомашины. Действовали они смело ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, решительно. Точно поражали неприятельскую технику с малой высоты бомбами, реактивными снарядами и пушечно-пулеметным огнем. Прикрывать нам идущие повдоль дороги штурмовики от вероятного нападения неприятельских истребителей было очень тяжело. А здесь ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 еще заавесь поднятой пыли, дым и копоть от пылающих танков и автомашин очень затрудняли видимость. Но мы бдительно охраняли «илы». Разбившись парами, кружили в небе, пристально следя за воздухом, пользуясь отсутствием истребителей ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 неприятеля, огнем подавляли зенитки. Только вполне израсходовав боекомплект, «илы» собрались в девятки и взяли курс домой. На дороге и в поле стояли столбы дыма от пылающей техники неприятеля. Такая успешная штурмовка, без утрат, сняла противное ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 настроение от вылета с Су-2. Мне не было видно выражения лиц у летчиков нашей шестерки, но я знал, что они, как и я, летят в неплохом расположении духа. Посреди ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 июля 1942 года летчики полка в главном аккомпанировали штурмовики. Часто приходилось вылетать и на отражение налетов неприятельской авиации на Ворошиловград и наиблежайшие к нему городка. Линия фронта приближалась к нашему аэродрому. Мы понимали, что работаем отсюда ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 последние деньки. И эта пора пришла - поступила команда к перебазированию в Ростов на дону. Первыми, как обычно, убыли штаб, передовые команды техсостава и БАО. За ними перелетели самолеты полка, требующие ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 ремонта. Временно остались для боевой работы неполные по составу наша и 2-ая эскадрильи. В конце июля неприятельские танки прорвались к Ворошиловграду. Это вынудило и нас к перелету в Ростов на дону.


^ В ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 БОЯХ ЗА КАВКАЗ


Перелет в Ростов на дону нашей группы в составе шестерки Як-1 возглавил командир эскадрильи А. Камоса. Меня он провозгласил к для себя ведомым. На маршруте, ведя радиальный поиск, увидел идущие с ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 запада 20 неприятельских самолетов. Они держали курс на жд узел Лиховской. Выскочил вперед группы, покачиванием самолета предупредил о противнике и боевым разворотом пошел навстречу противнику. При сближении обусловил, что это Ме-110, истребители-бомбардировщики ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. Они имеют массивное вооружение в носовой части самолета. С ними уже приходилось встречаться западнее Ворошиловграда. Идти в лобовую атаку против Ме-110 очевидно нерентабельно. Я перевел собственный самолет в набор высоты ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. Пятерка наших «яков» развернулась в лобовую атаку. Это была тактическая ошибка командира подразделения. Группа Ме-110, сбросив в поле бомбы, плотно замкнула собственный строй и встретила наших истребителей массивными трассами огня, принудила их сразу со ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 понижением уйти в сторону. После чего Ме-110 стали в оборонительный круг для защиты от вероятных наших атак.


Используя превышение над противником, я нанес несколько поочередных атак. Ждал, что на высоте появится ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 группа Камосы, но она ушла по маршруту.


Ме-110, видя, что их штурмует одиночный истребитель, сами перебежали в нападение, поливая мой самолет со всех боков трассами пушечно-пулеметного огня. Здесь уж мне ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 пришлось мыслить, как вывернуться из этой схватки. Уловив удачный момент, резким пикированием вышел из боя.


Прилетев в Ростов на дону, увидел всю нашу пятерку на земле. Подошел к Камосе, спросил:


- Что все-таки ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 вы не стали вести бой с Ме-110?


- Как можно? Они нам таковой заслон поставили, что я удивляюсь, как никого не сбили, - отреагировал командир эскадрильи.


- А разве верно на одной высоте с ними ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 идти в лобовую? У вас 5 пушек, а у противника 40 восемь! Было надо за ранее набрать высоту и атаковывать сверху.


- Главное, мы принудили их скинуть бомбы в поле, не доходя до цели, и собственных не ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 утратили. А для тебя удалось сбить?


- Навряд ли. Но думаю, что дырок им наделал. Времени следить за плодами атак не было. Под конец и меня начали гонять, еле вырвался, - ответил я.


Из ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 разговора стало понятно, что Камоса не делит мое неудовлетворение действиями против группы Ме-110. Решил не ворачиваться на данный момент к этому вопросу. Ну и дела не принудили ожидать. Было ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 надо готовить летчиков эскадрильи к боевой работе на новеньком рубеже, на подходе к Дону. Скоро получили задачку на боевые вылеты.


Опять началась напряженная работа: разведка, штурмовка наступающего противника, прикрытие переправ наших отступающих ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 войск через Дон. За этой аква преградой возлагали надежды отыскать спасение беженцы, закреплялись отходящие части. Противник выходил на широком фронте к реке.


Тяжелое было время. Летишь, окидываешь взором правобережье Дона. И будто бы опять ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 повторяется картина, которую пришлось следить в прошедшем году на Днепре. Беженцы вперемежку с отступающими воинскими частями двигаются потоками по всем дорогам, сливаясь у переправ. Люди, техника, обозы ждут собственной очереди на ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 паромы. Наша задачка прикрыть их, не допустить ликвидирования.


Авиация противника напористо рвалась к переправам. Неприятель стремился сорвать организованный переход через реку, растерзать беженцев, не допустить занятия обороны по Дону отступающими войсками.


Летчики полка ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 отлично понимали ответственность, которая легла на их плечи в те нелегкие деньки. Напряжение было огромное: с ранешнего утра до позднего вечера атаковали неприятельские колонны, вели воздушные бои, патрулировали, отбивали нападения бомбардировщиков. Обстановка в ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 воздухе была сложной. Неприятель в это время имел практически десятикратное приемущество в самолетах. И чтоб как-то восполнить это, приходилось идти на неслыханную напряженность в боевых вылетах. В эти томные июньские деньки ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 летный состав имел передышку только в минутки заправки самолетов горючим и боеприпасами. Стояла изнуряющая жара, допекала пыль. Все это добивалось много сил, энергии, огромного припаса духовной стойкости. Как тяжело ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 было сознавать, что Красноватая Армия отходит, что неприятель захватывает все новые и новые районы. В те деньки летчиков тяжело было выяснить: похудели, почернели лица, и не столько от солнца, сколько от лишнего напряжения, морального и ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 физического. Но сознание долга, ненависть к противнику, боевой настрой были высоки. Воздушные бойцы находили силы делать поставленные задачки, наносить удары по противнику.


Когда ставилась задачка на штурмовку наземных целей, командир, обычно ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, подчеркивал: не отвлекайтесь на другие цели. Главное, разбить колонну.


Ворачиваясь, время от времени встречали группы «юнкерсов». Прикрытые истребителями, они шли на переправы. Разве мы могли расслабленно пройти минуя? Набрасывались на их ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, стремясь не допустить к целям. Обычно, заставляли скинуть бомбовый груз в поле. Время от времени приходилось штурмовать, даже не имея боезапаса.


Не скрою, попадало за такую «инициативу». Но летчиков можно было осознать. Мы ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 представляли удовлетворенность людей у переправ, когда наши истребители выручали их от бомбежки, и упреки в адресок нашей авиации за то, что не смогли предупредить удар неприятельских бомбардировщиков. Да, тяжелое это ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 было время…


Скоро танки противника подошли к пригородам Ростова. Авиация неприятеля систематически бомбардировала город и аэродром. Полк перелетел за Дон, в Батайск. Да и там нашей работе и ночному отдыху мешали нередкие ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 блокировки аэродрома деньком, удары ночных бомбардировщиков противника в черное время суток. После напряженного денька летчики не могли расслабленно подремать. Взрывы бомб на аэродроме часто поднимали нас с постели.


В Батайске было получено распоряжение об отправке ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 в авиамастерские на полный ремонт самолетов, у каких выработан моторесурс. Из полка уходила в тыл эскадрилья Фигичева на МИГ-3 и экипажи на самолетах Як-1 под командованием Камосы. Все, кто оставался для ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 продолжения боевой работы, с завистью провожали их. Жутко хотелось отоспаться. Были такие минутки, когда не держали ноги. Сон сваливал летчика, как самолет заруливал на стоянку.


В полку остались две неполные ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 эскадрильи, любая из которых имела по восемь затрепанных Як-1. Одна под моим командованием, а другая - Павла Крюкова. Сейчас нагрузка еще больше возросла. Оставшемуся составу пришлось делать боевые задачки за весь полк.


Места наших ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 боевых действий больше передвигались восточнее Ростова, по Дону, где противник, форсировав реку, прорвался на Северный Кавказ. Вылетали на прикрытие наших переправ и нанесение штурмовых ударов по противнику. А в Ростове на ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 дону уж начались уличные бои. Это вынудило нас переместиться южнее, к станице Кущевской.


Прилетели туда эскадрильей после нанесения штурмового удара по переправившимся колоннам неприятеля у станицы Семикаракорской. Приземлились, зарулили на стоянку. Авиатехников и работников БАО ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 нет. Сообразили, что они еще в пути. Самолеты заряжать нечем, нет ни горючего, ни боеприпасов, ни сжатого воздуха. Находившиеся на аэродроме истребительный полк и батальон обслуживания не смогли посодействовать. Небольшой принужденный отдых ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 я использовал для ознакомления с полком.


На фронт он прибыл не так давно. Сформирован уже в новейшей организации: в составе 20 самолетов и летчиков. Летный состав не имел боевого опыта, Управление полка начало ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 боевые деяния вылетами групп, составленных из командиров эскадрилий, их заместителей и командиров звеньев. Многие из их в ожесточенных схватках с обстрелянным уже противником были сбиты либо ранены. Остались в ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 полку юные рядовые летчики. Сейчас их некоторому было водить на боевые задания.


Эта практика вылетов групп, составленных из руководящего состава, негативно показала себя еще сначала войны. Но, как видимо, кое-кто еще не ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 отказался от нее. Таким макаром, полк оказался небоеспособным, хотя в нем было более 10 новых Як-1, стопроцентно заправленных и готовых для вылета.


Командир части Белов попросил меня сводить на задание его летчиков. Чтоб не терять ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 времени, пока заправят наши самолеты, я здесь же согласился. Не зная летного состава, решил на всякий случай обезопасить этот вылет, включив опытнейших летчиков из собственной эскадрильи. Науменко и Бережной ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 пошли со мной в воздух как пара прикрытия.


Летим. Наша восьмерка подходит к Манычу. Группу пробовали штурмовать два Ме-109. Но в бой вовремя вступила прикрывающая пара Науменко. Оставшись шестеркой, мы нанесли удар по ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 переправе и зажгли несколько автомашин на плотине и около нее.


Боезапас у нас еще был. Но я решил закончить штурмовку. Во-1-х, задачка в главном выполнена. А во-2-х, встретившая нас пара ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 «мессершмиттов» могла вызвать по радио подкрепление и штурмовать при возвращении на аэродром. Нужно сохранить какое-то количество боеприпасов.


Предположение оправдалось. Скоро после отхода от Маныча я увидел заходящих в атаку «мессершмиттов». Предупредил покачиванием самолета ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 о возникновении противника. Потом энергично развернулся. К моему удивлению, за мной из группы никто не пошел. Вся пятерка «яков», сбившись, шла курсом на Кущевку. «Мессершмитты», не обращая на меня внимания, пошли ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 в атаку на уходящих «яков».


1-ый удар отбил заградительным огнем. В повторной атаке удалось в упор расстрелять ведущего четверки Ме-109. Тогда оставшаяся тройка накинулась на меня.


Отражая их напор и нападая ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 сам, я стремительно израсходовал остатки боекомплекта, остался невооруженным против 3-х неприятельских истребителей. Сейчас могла спасти только высочайшая техника пилотирования. Мы завертели в небе «чертово колесо».


Гитлеровские летчики, по-видимому, убедившись, что меня не сбить ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, а может, у их кончалось горючее, закончили атаки, построились в группу и развернулись в северном направлении. Я здесь же взял курс на аэродром.


Приземляюсь, заруливаю. Вижу, вся группа уже преспокойно меня ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 ждет. На КП Белов спросил:


- Ну, как слетали? Можно моих летчиков пускать на задания?


- При штурмовке действовали отлично, но к воздушным боям не готовы. По психическому состоянию им еще рано вступать ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 в бой с «мессерами». Пускать на боевые задания можно только вперемежку с опытнейшеми летчиками.


- Может, еще разок слетаете с ними?


- Нет, не могу. У нас своя задачка. Очень жалко, что у вас ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 растеряли ведущих, - ответил я, хотя и знал, что огорчу Белова. - А вылет этот я навечно запомню.


Ну и вправду, он многому обучил, принудил глубоко задуматься над тем, как принципиально психологически сжиться ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 всем летчикам, с которыми идешь в бой. Мы нередко говорим: осознать товарища, боевая спайка. Это очень принципиальные свойства в бою. Их нужно воспитывать, прививать летчикам еще за длительное время до встречи с противником ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14. Зарождается боевая спайка в паре, в звене, в эскадрилье. Я всегда был приверженцем устойчивых боевых групп, в каких все воздушные бойцы отлично знают и обожают друг дружку. Исключительно в этом случае летчики группы ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 будут действовать как слаженная боевая единица. Это не означает, естественно, что такие деяния сдерживают порыв, творчество и инициативу. Нет. Напротив. Вера в то, что в самом томном бою никто не ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 упрячет голову, прикроет, если нужно, окрыляет, ведет к смелым действиям. Без этого не может быть победы.


Скоро на аэродром прибыл штаб и техсостав полка, вояки обслуживающего батальона. Самолеты были заряжены и готовы к ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 боевой работе.


Утром начались активные штурмовки неприятельских войск, перешедших Манычский канал. Вылетали восьмерками. Специально выделял пары для угнетения зениток. Это и обеспечивало фуррор, посодействовало избежать утрат.


В те деньки мы ожидали возвращения ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 группы летчиков, которых выслали чинить самолеты. Как они были необходимы на данный момент! Задержка волновала командование полка. Через некоторое количество дней удалось узнать, что им было отказано в приеме самолетов. Авиаремонтные ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 мастерские, свернув свою работу, отошли на восток. Командир полка решил сам лететь туда и условиться о приемке самолетов. Но его подготовка к вылету завершилась суровой раной. При запуске мотора на УТ-2 механик ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 рано включил зажигание. От удара лопастью винта у майора Иванова переломило руку и он оказался в лазарете.


Сообщение об этом всех очень разочаровало. Под командованием Виктора Петровича Иванова мы прошли большой и тяжкий путь. Он ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 управлял полком с первых дней войны. Никто не воспользовался у нас таким почтением, как он. Мы лицезрели в нем старшего боевого товарища и друга.


Через некоторое количество дней перед ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 ужином начальник штаба объявил приказ о предназначении командиром полка Заева. Выслушав его, летчики молчком переглянулись. Реакция офицеров возмутила Заева, и он, смотря на нас, заявил:


- Следует уяснить, что по приказу с нынешнего денька ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 я командир полка и буду наводить серьезный порядок. Далее так не будет, как было ранее.


- При Иванове в полку был порядок. Мы стали гвардейцами, - бросил я реплику.


- А с вами, Покрышкин, у ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 меня будет отдельный разговор.


Командир ушел. Мы пару минут молчком осмысливали все происшедшее.


Вступление в должность нового командира сказалось на порядке наших боевых действий. На штурмовку наземных целей стали летать звеньями, а ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 не поэскадрильно. Это прирастило утраты. Скоро в эскадрильях осталось по 6 самолетов. Отлично, что летчики, получив ранения и ожоги, остались живые.


Район боевых действий передвигался восточнее Ростова. Прорыв танковых группировок противника через Дон ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14, в районах станций Котельниковской и Цимлянской, больше прижимал войска Южного фронта к Кавказским горам. Чтоб быть поближе к местам штурмовок, полк был обязан переместиться на полевой аэродром неподалеку от Кропоткина.


Первой ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 туда прилетела наша эскадрилья. И сейчас авиатехники и тыловая часть, перебазируясь автотранспортом, не успели прибыть к нашему прилету. Летчики сами затолкали самолеты в капониры и около их ждали наземный эшелон. В это ###ice#book#reader#professional#header#start### - страница 14 время узрели на маленькой высоте идущих в направлении Кропоткина девять Ю-88.


idei-narodnoj-pedagogiki-v-vospitanii.html
idei-otnositelnosti-v-mehanike.html
idei-provedeniya-festivalya.html